Судебный пристав

Судебный пристав

Взгляд изнутри

Главное — плановая рутина

Я проработал судебным приставом пять лет. Попасть в ФССП [Федеральная служба судебных приставов] было не особенно сложно. Надо было лишь пройти конкурс в виде собеседования с конкурсной комиссией и соответствовать требованиям: не быть предпринимателем, не иметь судимости и иметь определенный набор знаний. Высшего образования раньше не требовалось, было достаточно и 11 классов. Это только недавно приняли закон, который вступил в действие с 1 января 2016 года, — установлен ценз в виде высшего юридического или экономического образования.

Работа на первый взгляд несложная, но ввиду большого объема она превращается в рутину, с которой не справляешься. Главное сложность в чем? Есть показатели деятельности, то есть работа идет не в интересах взыскателя, а с целью выполнения плана, и это разные вещи. В принципе везде в ведомствах такая картина.

Рабочие ухищрения

Первое ухищрение, на которое идут приставы, чтобы выполнить план, — это избирательность. Например, у меня 500 производств. Я знаю, что легче взыскать небольшие суммы, где должники работают. Это я сделаю за месяц, чтобы показатели были хорошие, и в глазах руководства быть эффективным сотрудником. В следующий раз опять стоит выбрать дела, которые не затратны для взыскания.

Бывает, что необходимо выйти в адрес должника, — опросить его, проверить имущественное положение, опросить соседей. Об этом составляется акт, но есть недобросовестные приставы, которые не выходя из кабинета оформляют эти акты, записывают в понятые своих друзей и родственников. Это уголовно наказуемо — аппарат управления регулярно занимается проверками, и рано или поздно это всплывет. Не каждый пристав рискует это делать, но были факты — подлоги выявляли из других регионов.

Бывает и такое — есть, например, план на три протокола в месяц. Если нет правонарушений, то и протоколов нет.

Были случаи, когда пристав договаривался со своим знакомым — составлял на него протокол, передавал в суд. На рассмотрение человек не являлся — заранее составлялось заявление об его отсутствии. Суд выносил постановление, и пристав сам оплачивал штраф, то есть из собственной зарплаты покрывал выполнение плана.

Или вот еще случай.

Был он на Северном Кавказе. Нашли данные одной женщины — сделать это нетрудно, в базе данных у приставов есть все, кто проходил взыскателем или должником. Составили на нее протокол, приставы оплатили, а женщина даже не в курсе была. Естественно, что она обратилась в суд.

Часто практиковали и такое — окончание исполнения фактически было, а на деле нет. Получалось, что штрафы оплачивались лишь для статистики. Но сейчас этим баловаться стали меньше.

Я считаю, что планы обычно завышены. В середине 2000-ых были установлены нормативы нагрузки. По ним у приставов было 20 исполнений в месяц, а сейчас 200. Есть такой показатель как остаток. То есть, в конце года, например, из 1000 производств у меня должно остаться около 230. Остаток нужно намерено снижать. Например, выехать на адрес — у должника никого имущества нет. Можно, конечно, дальше копать — найти имущество, оформленное на третьих лиц, оспорить сделки, но есть те, кто производство закрывает, что бы сократить остаток, тем самым нарушая права взыскателя. Если взыскатель грамотный, то он, конечно, может оспорить дело в суде.

Планы доходят до абсурда — нужно собрать столько-то денег. И если задолженостей меньше, то все равно надо собрать столько, сколько в плане.

Так работает этот конвейер, и все дело в высокой нагрузке на пристава. В целом служба очень сырая, работать в ней — большая ноша. Есть, конечно, приставы, которые честно выполняют планы потому, что у них все организовано, все документы по полочкам. Соответственно, они и премии получают. А есть те, кто просто убивает время, могут уйти на больничный.

По больничным тоже отдельная тема — твоя гора документов остается, за тебя её никто не будет делать. Тоже самое касается и отпусков — чтобы уйти в отпуск, надо выполнять показатели.

Голодание

Работать в приставы идут как и парни, так и девушки. Сейчас в основном молодежь больше устраивается. В целом, грамотных людей мало, и служба испытывает кадровый голод.

Были случаи, что в сельских отделах не было специалиста-депозитчика полгода и больше, и начальнику отдела пришлось изучать бухгалтерское дело и самому заниматься этим, пока не найдется желающий занять эту низкооплачиваемую должность.

Если сравнивать с тем, когда служба становилась, то тогда было проще работать. Сейчас некоторые поработают, а потом уходят продавцами в магазин. Работа нервная — разные должники, кто-то нападает, кто-то оскорбляет, а пристав ничем ответить не может, чтобы под статью не попасть.

Служебного транспорта часто нет. Чтобы выехать на адрес, приставы используют личные автомашины, при этом заправляют за свой счет.

Один раз везли больного туберкулезом на принудительное лечение. Пришлось самим искать специализированный транспорт для доставки больного.

Имущество

Приставы обычно арестовывают небольшое имущество — телевизоры, утварь. Если оно не дороже 30 тысяч, его оценивают и передают на реализацию на комиссионных началах в торгующую организацию. Но она не заинтересована продавать эту мелочь — маленький процент. В итоге это имущество формально висит у организации, его никто не покупает. Тогда пристав предлагает самому должнику выкупить имущество от имени третьего лица. То есть фактически оно остается у должника, но по документам принадлежит третьему лицу.

Были случаи, когда приставы арестовывали имущество, но в торговую организацию оно не попадало, то есть пристав присваивал его себе.

В городе был случай, когда пристав арестовал партию сотовых телефонов в магазине и между делом какие-то из них пропали. Отдел по борьбе с коррупцией это выявил, и сотрудника привлекли к уголовной ответственности.

Один из показателей работы пристава — сумма реализованного имущества, и тогда сотрудник начинает искать потенциальных покупателей среди знакомых и друзей, хотя это не входит в его обязанности.

Часто приходится арестовывать скот у фермеров, но это проблематично — надо его кормить.

Однажды арестовывали свиней и должник заявил, что оставлять ему их не надо — кормить нечем, а специализированной организации у нас нет.

Есть выбор передать имущество взыскателю, либо в специализированную организацию или оставить на хранение должнику.

Был случай, когда надо было арестовывать лошадь. Взыскатель был очень требовательный, а оказалось, что кроме лошади другого имущества у должника и нет. Пока пришли на адрес, оказалось, что лошадь забили на мясо, чтобы её не арестовали. Хранением должна заниматься определенная организация, на хранение должны выделяться деньги из федерального бюджета, а их не выделяют — все опять ложится на плечи пристава.

Судебные тяжбы

Помимо взысканий с должников, приставы следят за безопасностью в суде. Скандалят в суде редко, но протокол составлять надо. В суде приставы по сути выполняют функции сторожа. На пропускном пункте должно быть не менее трех человек — один проверяет документы, переписывает данные, другой обыскивает на запрещенные предметы, а третий подстраховывает, но в селах на два суда приходится лишь 4 человека.

Работа в суде легче, и наказывают там меньше. Там и премии и зарплаты больше, поэтому между этими двумя категориями разногласия есть. Там требования другие — нужно военно-врачебную комиссию пройти, а к исполнителю требования проще.

Деньги

Зарплата в среднем с премией — около 13-15 тысяч.

Зарплата у заместителя начальника отдела — 17-18 тысяч, у начальника отдела 25-30. У уборщиц вообще копеечные. Им наверное, просто идти некуда.

У водителей около 7-8 тысяч, но их периодически хорошо премируют (чтобы не разбежались) — получилось, что зарплаты сравнялись с зарплатой пристава, но объем работы совершенно разный.

Заключение

Служба и сырая, и гнилая. Со службы много опытных людей уходят.

Бывает открытое противодействие — специально плохо работают, чтобы влетело начальнику. На ежемесячном совещании начальника полоскают от и до перед всеми. Часто анонимки пишут на начальников. Не все сотрудники, конечно, такие, но в каждом отделе есть паршивые овцы.

Ульяновское отделение ещё не самое плохое. Например, в Москве бардак и коррупция — должность замначальника отдела стоит около полумиллиона рублей.


Подписывайтесь на канал "Взгляд изнутри" и делитесь статьей с друзьями

Создано с помощью Tgraph.io