Сотрудницы вебкам-студий

Сотрудницы вебкам-студий

Бумага

Мария

Работала 10 месяцев

У меня, наверное, самая типичная ситуация, которая только могла произойти: поняла, что не хочу работать по специальности, что это не мое, что хочу жить, а не тупо сидеть в офисе. Соседка по общежитию посоветовала сходить на собеседование в вебкам-салон — я и пошла. Меня попросили принести фотографии соответствующих частей тела, заполнить анкету, в которой спрашивалось, где я учусь и живу, сколько хочу получать.

Девушка лет 28 расспрашивала меня о жизненных целях, чего я хочу от работы, какие границы дозволенного и прочее. И в итоге — к моему удивлению — меня не взяли! Сказали, что еще не готова для такого, что я слишком нежная. После это стало делом чести.

Придя на собеседование в другую студию, я немного изменила ответы. Может, это прозвучит высокомерно, но я точно знала, что мне есть что показать. И меня приняли. Процедура была практически одинаковой.

Требовалось немногое: в контракте это было прописано как «развлечение клиента возможными способами». Каждый занимается, чем может: кто-то сразу раздевается и садится перед камерой, раздвинув ноги и выставив гениталии, кто-то танцует стриптиз, другие одеваются в привлекающую одежду, заманивая клиента.

Я с самого начала поняла, как буду работать. Я сидела в мини-юбке и рубашке, расстегнутой на уровне декольте. К каждому клиенту — свой подход: мастурбация, секс-игрушки, исполнение желаний клиента, разговоры. Некоторые, например, просят оголить ножку, «сохраняя тайну», другие — называть их свиньями, уродами, третьи — ласкать себя в той или иной позе, четвертые — показывать ноги.

На рабочем месте всегда есть все «инструменты» в виде игрушек и костюмов. Многие вебкам-студии сотрудничают с секс-шопами, закупаясь по оптовой цене. Лубриканты и сливки уходят литрами каждый день, скажу я вам.

В первые дни мне попадались не просто хорошие, но даже красивые и вполне сексуальные мужчины — мне всё нравилось. Дальше — набираешься опыта, понимаешь, что нужно сделать, чтобы мужчина дольше не переключался. На третий месяц у меня всё еще играл азарт, от работы я получала неописуемое удовольствие. Жила в радость, как и хотела. Денег хватало на съем жилья в центре, тусовки и хорошие продукты.

Всё изменилось через полгода работы: в клиентах я стала видеть просто свиней, которым в жизни никто и никогда бы не дал, к работе начала испытывать отвращение. Наверное, у каждой профессии есть периоды подъема интереса и его спада. Сейчас я понимаю это. Раньше — нет. Чувствовала себя совсем опустившимся человеком. Еще к тому времени мой друг узнал, как я зарабатываю, назвал шлюхой, больше мы не виделись. Решила сменить профессию. И — я удивилась — меня спокойно отпустили, разрешив даже не отрабатывать месяц. И это стало очередным подъемом интереса.

Софья

Работает 4 месяца

Мы с парнем в то время оба искали заработок. У него было много связей в этой сфере, и он предложил мне работать с ним вдвоем на камеру. У нас были достаточно крепкие отношения, а у меня не было стереотипов, и я согласилась. Мы нашли студию, нам выдали комнатку. Само помещение было устроено очень скромно: длинный коридор, по бокам которого расположены маленькие коморки, в которых мы работали.

Работа была устроена как в чат-рулетке: клиент сидит и переключает каналы. Если ты понравился и он хочет продолжить, то останавливается на тебе. Через несколько секунд включается таймер, который отслеживает, сколько времени человек пробыл с тобой. В нашей студии была установлена фиксированная цена 3,5$ в минуту. Однако у нас немного отличался так называемый «этический кодекс»: мы могли напрямую связываться с поклонником, чтобы он платил непосредственно нам, не поминутно. В большинстве студий это запрещено в целях безопасности.

Вообще, в вебкаме можно работать как соло, так и в паре. За пару ценник стоит в два раза выше, но и клиентуры меньше. Мы получали около 400$ в неделю, а в одиночку можно поднять около 300$. Мой молодой человек, собственно, был против того, чтобы я работала в одиночку. Он сказал, что если мы пришли в паре, то и работать будем так.

На собеседовании говорят, что суть работы — развлекать гостя. Но, вообще, это должно быть всем понятно, необходимо поддерживать эротическую атмосферу. Конечно, бывают разные случаи: иногда можно даже полностью не раздеваться. Но, как мы понимаем, клиенты приходят, чтобы посмотреть на голых ребят.

Конечно, приходится заниматься сексом на камеру, принимать разные позы, доставать игрушки. С парнем мы в основном ласкаем друг друга на камеру, одеваемся в БДСМ-костюмы и занимаемся сексом. Короче, всё, что захочет клиент и что вписывается в наши моральные рамки. Если не хотим что-то делать, то и не делаем. А клиент, соответственно, переключается с канала. Если ты идешь работать в вебкам-студию, то должен понимать, на что подписываешься. Нельзя собрать деньги, просто разговаривая и сидя прилизанным.

Ольга

Работает 1 год

Я переехала в Петербург очень резко, ничего ни с кем не согласовав, даже с собой. Простой импульс — и я здесь. Бросив педагогический университет в родном городе и разругавшись с родителями, я практически сразу поняла, что нужно будет искать деньги хотя бы на пропитание. Я просто не хотела работать учителем за 10 тысяч в месяц. Поначалу я жила у друзей, но долго так продолжаться не могло. Поэтому я пошла в вебкам, ознакомившись с условиями работы в интернете.

Зарплата хорошая: за ночь иногда получалось собрать около 90$. В этом плане мне повезло с администратором: она объяснила, когда лучше выходить в онлайн, чтобы собрать больше клиентов. Это поздний вечер — ранняя ночь в США. Зачастую самые богатые клиенты шли именно оттуда.

Здесь же пригодилось знание языков: у меня разговорный английский и ломаный немецкий. Девочкам из офиса клиенты часто «доплачивали», если они знали их родной язык.

Самый большой «онлайн» был у моей подруги, которая проговорила с каким-то французом часа два, рассказывая о себе. А он просто сидел и слушал. Но это случай один на миллион.

Через неделю-две я свыклась даже с тем, что в комнате еще несколько девушек имитируют оргазм для большего заработка. К слову, примерно через месяц я переняла этот прием. Приноровилась и к секс-стаффу в виде игрушек, начала покупать одежду для работы. Я не могу сказать, что это проституция или что-то подобное. И нас ведь никто не заставлял. Кто-то от этого ловит кайф, для кого-то это временная подработка.

Я часто вижу, как приходят молоденькие девушки и сразу раздеваются, пытаясь привлечь клиентов. На мой взгляд, это уже совсем дно, до которого я постараюсь не опуститься. Конечно, приходится раздеваться впоследствии, но это особая игра, которую можно прекратить, если тебе не понравился клиент.

Конечно, клиенты бывают разные. Как добрые ребята, кто просто хочет сбросить напряжение, так и абсолютно инфернальные неадекваты в костюмах с двумя дырками: рот и анус.

Большинство клиентов — это арабы, которым «в реале» религия запрещает спать с женщинами до свадьбы. Дрочат и смотрят, просят мастурбировать, шлепать себя и засовывать фаллоимитаторы по горло и по желудок. Если честно, не всегда понимаю такой подход. Почему бы с такими «высокими» запросами просто не посмотреть порно?

По правилам моего офиса нам было запрещено оскорблять клиентов, а также связываться с ними напрямую. Но не передать словами то чувство, когда у тебя заканчивается сессия с человеком, а он говорит, что вы еще встретитесь. Это очень страшно.

Через некоторое время у меня появились даже фанаты, которые не менее страшны, чем неадекваты. С одной стороны, они платят больше и делают комплименты. С другой, специально выслеживают в чате, ждут, когда ты выйдешь в онлайн. Иногда даже складывалось ощущение, что кто-то может следить за мной в реальности, ведь они знают мое лицо.


Подписывайтесь на канал "Взгляд изнутри" и делитесь статьей с друзьями

Создано с помощью Tgraph.io