Словарный запас: этатизм

Словарный запас: этатизм

Strelka Magazine

В наше время почти каждодневное столкновение с различными государственными структурами неизбежно и вопрос заключается лишь в том, как заставить бюрократическую машину работать на благо и избегать зла. Об эволюции роли государства красочно говорит термин этатизм.  


ЧТО НАПИСАНО В СЛОВАРЕ

Этатизм (от фр. état — государство) — активное вмешательство государства в жизнь общества; направление политической мысли, рассматривающее государство как высший результат и цель общественного развития. (Краткий политический словарь. М., 1988, С. 472.)

ЧТО ГОВОРИТ ЭКСПЕРТ

Олег Морозов — кандидат исторических наук, преподаватель Школы исторических наук, младший научный сотрудник Института гуманитарных историко-теоретических исследований имени А. В. Полетаева НИУ ВШЭ

Этатизм предполагает приоритет центра над регионами, общественного над частным, государства над человеком. Понятие обязано своим появлением швейцарскому демократическому политику и публицисту Нюме Дрозу (1844–1899). В своём сочинении «Демократия и социализм государства» он выступил против ущемления прав кантонов (территориальных единиц в Швейцарии) и назвал «этатизмом» укрепление централизованного государственного управления. Слово вошло в широкое употребление только в ХХ веке, однако связанные с ним проблемы начали волновать мыслителей гораздо раньше. Например, историк Квентин Скиннер считает, что столкновение человека и государственной власти было центральной темой в политических науках ещё во времена Томаса Гоббса (1588–1679), а некоторые идут ещё дальше и начинают искать признаки этатизма у Платона и средневековых философов.

В русский язык термин вошёл как буквальный перевод французского état — «государство». Поскольку в каждом европейском языке государство пишется по-своему, то и производное от него понятие «этатизм» будет разным (англ. statism от state; нем. staatism от staat). Тем не менее у всех этих слов есть общий латинский предок — status. Проблема в том, что и в Древнем Риме, и в средневековой Европе представления о государстве сильно отличались от наших. Слово status чаще всего обозначало правовое положение или состояние какого-то лица: например, в Средние века оно указывало на высокое достоинство королей или императоров, благодаря чему их воспринимали как носителей верховной власти. С XIV века слово status использовалось всё чаще, а значение его становилось всё шире. Привычные нам представления о государстве с суверенитетом, территорией, правовыми нормами и публичными органами власти стали появляться только в раннее Новое время и окончательно сложились в западном мире только к XIX веку.

По мере того, как менялось понимание сущности государства, менялись и взгляды на то, какую роль оно должно играть в жизни человека. Так, меркантилизм можно с некоторыми оговорками назвать этатистской политикой, поскольку её сторонники выступали за активное вмешательство государства в хозяйственную жизнь общества. Этатистской, например, была политика Петра I.

Противоположностью этатизма часто называют либерализм. Либералы в Британской империи или Соединённых Штатах Америки считали, что роль государства должна сводиться к охране естественных прав человека — права на жизнь, собственность и свободу. А прусский филолог и политический мыслитель Вильгельм фон Гумбольдт писал, что деятельность государства должна ограничиваться охраной общественной безопасности. Но порой этатистские представления можно встретить и у либералов. Борис Чичерин и Константин Кавелин, либералы XIX века, были убеждёнными монархистами и выступали за крепкую государственную власть. Поэтому корректнее всего сказать, что полной противоположностью этатизму является анархизм, который отрицает власть человека над человеком и, соответственно, государство как одну из самых распространённых форм такой власти.

Несколько столетий спустя, после стремительного развития технологий, резко изменилась роль государства в жизни людей. Первая половина XX века — время господства тоталитарных режимов: фашизма в Италии, нацизма в Германии и сталинизма в СССР. Политика Муссолини, Гитлера и Сталина, безусловно, была этатистской, поскольку привела к тотальному контролю государства над всеми сферами жизни людей и к массовому уничтожению инакомыслящих.

Во второй половине ХХ века вмешательство государства в экономическую и социальную жизнь перестало восприниматься негативно. После Второй мировой войны в Европе активно внедряется модель социального государства. В его основе лежит принцип социальной справедливости, по которому каждый гражданин имеет право на достойную жизнь. Чтобы обеспечить её, государство должно регулировать экономику, сглаживать социальные различия и помогать нуждающимся. Так, если тоталитарные идеологии первой половины столетия использовали социальные различия, чтобы натравливать людей друг на друга и уничтожать слабых — инвалидов, безработных, иммигрантов, — то социальное государство, наоборот, сводит неравенство к минимуму и берёт заботу о слабых на себя. Однако такая роль государства в распределении социальных благ может вызвать недовольство у населения. Например, в США, где республиканцы выступили против реформы здравоохранения Барака Обамы об обязательном страховании и назвали её этатистской.

ТАК ГОВОРИТЬ ПРАВИЛЬНО

«Этатизм на практике может обернуться государственным капитализмом, милитаризацией экономики и привести к гонке вооружений».

ТАК ГОВОРИТЬ НЕПРАВИЛЬНО

«Политика во времена Античности и Средних веков была этатистской». (Комментарий: люди этих эпох понятия не имели о том, что такое государство в современном значении этого слова, их представления о власти и обществе сильно отличались от наших. Если мы попытаемся проанализировать эти представления с помощью более поздних понятий (как в Советском Союзе было принято объяснять все исторические процессы классовой борьбой), то мы пойдём по ложному пути.)

Текст: Марина Устинова

Создано с помощью Tgraph.io