Сколько зарабатывали продавцы спиннеров и других популярных товаров и чем они занимаются сейчас 

Сколько зарабатывали продавцы спиннеров и других популярных товаров и чем они занимаются сейчас 


Торговцы чокерами, попсокетами, куклами L.O.L и другими вещами — о том, как возник и закончился ажиотаж и можно ли его предвидеть.

Владислав: заработал миллион рублей на спиннерах

Владислав узнал о спиннерах через YouTube в начале 2017 года. Он работал маркетологом и решил проанализировать количество поисковых запросов через Yandex Wordstat.

Увидев рост, в конце февраля Владислав стал протестировать спрос: он сделал лендинг HandsSpinner, запустил контекстную рекламу и начал считать количество звонков и заказов. В день ему поступало три-четыре запроса, а конверсия составила больше 10%.

Чтобы скорее приступить к продажам, он решил конструировать спиннеры самостоятельно: две недели потратил на поиск материалов и технологии производства, а уже в марте запустил на балконе своей квартиры мелкосерийное производство игрушек из литьевого пластика.

Также у него были готовы интернет-магазин и ещё пять информационных сайтов о спиннерах, с которых шёл трафик. На пике продаж это давало ему преимущество перед конкурентами, как и то, что он отправлял товары по всей России.

С апреля 2017 года увеличился интерес к спиннерам: Владиславу приходилось одновременно делать спиннеры, упаковывать их и маркировать, подтверждать заказы, обновлять сайт, следить за рекламой, улучшать и расширять линейку продуктов. В то время он спал по пять часов в день.

Тогда же начали появляться первые конкуренты: Владислав отмечает, что качество их продукции было ниже, а стоимость — выше из-за необходимости платить поставщикам с AliExpress. В мае он нанял менеджера, арендовал помещение под магазин, а также делегировал производство спиннеров: тогда предприниматель мог производить до 200 игрушек в день.

Однако к июню 2017 года на рынке оказалось слишком много продавцов. Владислав понял, что бизнес скоро умрёт, когда люди начали покупать спиннеры около метро, не доходя до его магазина через дорогу. Он прекратил производство игрушек, а к июлю продажи сошли на нет. Неликвидными остались около 1000 спиннеров.

После полученного опыта Владислав ушёл с работы и занялся интернет-маркетингом, а параллельно — развивает собственные проекты.

Чтобы спрогнозировать хайп, можно еженедельно мониторить поисковые запросы: те, которые только появляются, и те, которые растут. Однако спрогнозировать то, насколько так или иная вещь будет популярной, всё равно довольно сложно. Я предполагал, что интерес к спиннерам спадёт, поддерживать его каким-то образом смысла не было: он был как огромный разросшийся пузырь, который в итоге взорвался. Были надежды на то, что в сентябре и под Новый год появится какой-то спрос, но этого не произошло из-за перенасыщения рынка. Сразу после того как волна интереса полностью схлынула, у меня уже был классный опыт и понимание того, как всё это устроено, как найти новые товары и заработать на хайпе. Были мысли о том, чтобы заняться похожим бизнесом, но для меня эта история оказалась очень нервной. (Владислав)

Дарья: не смогла конкурировать с масс-маркетом в Санкт-Петербурге

Чокер — это короткое ожерелье, которое плотно прилегает к шее. Летом 2016 года петербурженка Дарья столкнулась с проблемой — она не смогла найти в городе подходящий чокер.

В сетевых магазинах одежды аксессуар не продавался, а у существовавших продавцов ни дизайн, ни качество исполнения, ни упаковка чокера ей не нравились. Тогда она решила сделать несколько чокеров самостоятельно: сначала — для себя, а к осени того же года — для продажи.


В сентябре 2016 года девушка создала Instagram-аккаунт магазина Choker.Shop: в профиле было всего пять фотографий, когда начали поступать первые заказы.

К моменту запуска Дарья обратила внимание на то, что чокеры стали набирать популярность в онлайне: если раньше контекстная реклама украшений была умеренной, то в какой-то момент баннеры «буквально облепили всю страницу». То же самое происходило и в Instagram — чокеры стали появляться в рекомендованных публикациях гораздо чаще.

Увидев рост интереса к чокерам, Дарья решила параллельно работать над сайтом. На его создание ушло около двух месяцев, а на его запуск пришёлся первый серьёзный спад в продажах: за ноябрь она продала «с десяток» чокеров, но в декабре ситуация выровнялась: месячные продажи составили около 60 единиц.

Чтобы дополнительно стимулировать спрос, Дарья использовала платное продвижение в Instagram через рекламный кабинет Facebook и попробовала контекстную рекламу, но это оказалось нерентабельным: при цене чокера от 550 до 2770 рублей и среднем чеке в 1200 рублей, продажа едва едва покрывала расходы на привлечение клиента.

В конце 2016 — начале 2017 года чокеры начали появляться в крупных сетевых магазинах вроде Zara: Instagram-магазин Дарьи не выдерживал конкуренцию с ними. В январе 2017 года спрос оказался практически на нуле, а в феврале того же года девушка прекратила заниматься этим бизнесом.

С начала 2019 года Дарья развивает новый проект — интернет-магазин по продаже дизайнерской бижутерии: от акцентных серёжек до укороченных колье.

Когда тренд изживает себя, это естественный процесс. Поэтому не в моих силах было как-то изменить падение интереса к чокерам образца 2016 года: я смирилась с этим и приняла это как данность. Чокеры никуда не ушли, а скорее изменились: бархатные ленточки с плотным прилеганием к шее и подвесками исчезли года два назад, сейчас они представляют из себя укороченные колье из массивных цепочек или из жемчуга. То есть название сохранилось, но концепция полностью поменялась. По моему опыту, на таких краткосрочных трендах денег особенно не заработаешь, если ты ориентирован на качество и высокий сервис: за короткое время долгосрочные отношения с покупателем не построишь. На мой взгляд, спрогнозировать хайп вряд ли возможно — а если и можно, то с очень низкой вероятностью. Я считаю, что он возникает, когда покупательский спрос на тренды неверно спрогнозирован крупными производителями: они делают на какой-то товар ставку, производят его, не могут сбыть, а потом прибегают к агрессивным и навязчивым рекламным методикам. Это крайняя форма PR, искусственный процесс. То, что покупается само, в хайпе не нуждается: то, что было с чокерами, происходило естественно. Это скорее микротренд, но не хайп.  (Дарья)

Павел: превратил детское увлечение в свою основную работу

В 2011 году Павел попросил отца привезти ему кубик Рубика из Китая — как у одноклассника. По ошибке он купил головоломку не того размера: вместе отец и сын начали больше узнавать о разных видах кубов и решили протестировать спрос на них в России. Стартовая партия была из 10–15 штук, Павел начал продавать их на Avito.

Первые четыре года к продаже кубиков молодой человек относился несерьёзно. Однако в 2015 году на рынке появились первые конкуренты, а количество заказов стало увеличиваться — тогда Павел решил подойти к бизнесу более осознанно: он открыл онлайн-магазин Speedcubes и взялся за его продвижение.

Вкладывался в SEO, в таргетированную рекламу во «Вконтакте» и стильные фото в Instagram, а также в продвижение YouTube-канала. Осенью 2016 года молодой человек открыл первый шоурум Speedcubes, второй появился летом 2018 года.

Помимо этого, Павел начал выстраивать сотрудничество с детскими школами и обучающими центрами и занялся популяризацией турниров спидкуберов — в том числе организовывал свои чемпионаты и поддерживал региональные соревнования. Весной 2019 года он запустил свою школу спидкубинга.

Сейчас молодой человек и его команда участвуют в летних фестивалях — VK Fest, Geek Picnic, — чтобы поддерживать узнаваемость бренда. По словам Павла, спрос на кубики Рубика не спадает уже четыре года, однако с ростом популярности ещё двух игроков на рынке показатели выручки стали меньше, чем в 2015 году.

Хайп можно попытаться создать самим — с помощью правильного позиционирования и рекламы. Мы живём в цифровой век, когда всё заточено под визуальное восприятие и под просмотры. Это может быть контент, который зацепит с одной картинки или с одного-двух вирусных видео. Например, у нас очень живое ядро аудитории — школьники, студенты. Оно тоже очень вирусное в офлайне. Один человек приносит что-то интересное, другой за ним подхватывает — и понеслось. Нащупать товар, который будет на хайпе, тоже можно: по крайней мере можно попытаться. Например, есть магазины, которые продают кубы, а есть бренды, которые берут самые обыкновенные кубы и модифицируют их. Делают покрытие по разработанной химической формуле, настраивают — и предлагают их узкому сегменту увлечённых людей, которые уже, казалось бы, всё на рынке знают и хотят чего-то нового. Мораль такая — можно попытаться видоизменять существующие тренды и подавать по-своему. Тогда они, возможно, пробудут ещё какое-то время на волне хайпа или же найдут другую аудиторию. Важен ещё общий синергетический эффект, когда общество в целом популяризует ту или иную тему. Если какой-то блогер прыгает с парашютом и собирает кубик на скорость, то из-за этого товар становится ещё более популярным, тянет за собой популярность других головоломок и нашего магазина тоже. (Павел)

Алексей: начал с попсокетов, а сейчас развивает интернет-магазин, который специализируется на хайп-товарах

Летом 2017 года Алексей обратил внимание на появление попсокетов в Instagram-аккаунтах зарубежных звёзд и начал мониторить запросы на них в Google Trends и Yandex Wordstat. К концу года показатели выросли в несколько раз, а на российском рынке начали появляться первые держатели для смартфонов. Тогда Алексей запустил свой интернет-магазин Popso.

Алексей и его команда проанализировали наиболее популярные принты на мобильных чехлах у молодёжи и на их базе создали несколько индивидуальных дизайнов попсокетов — от единорогов до мраморной фактуры.

Предприниматель уделил большое внимание качеству печати, чтобы отличаться от китайских аналогов: его попсокет стоил 349 рублей, китайский — 40-50 рублей.

В начале 2018 года, когда ажиотаж на российском рынке достиг пика, Алексей начал развивать Instagram-аккаунт своего магазина, продвигать сайт, вкладываться в SEO и продавать товар через маркетплейсы вроде Ozon и Wildberries.

Первое время спад интереса к продукции приходился на период после школьных каникул, так как основная часть покупателей магазина была совсем юной. Алексей боролся со спадом, создавая новые дизайны, которые могли бы заинтересовать его аудиторию. К 2019 году аудитория магазина не ограничивается школьниками: отдельную часть дохода приносят корпоративные заказы.

Сейчас предприниматель планирует производить и продавать другие популярные товары под маркой бренда: например, слаймы — «лизуны». Параллельно предприниматель развивает собственную дизайн-студию.

Если не брать в расчёт внутреннее чутьё, то хайп можно почувствовать, основываясь на том, насколько широка аудитория, которой товар может быть интересен. Важны удобство и потенциальная «нужность» товара, чтобы внимание к нему не было кратковременным: например, спиннеры не были удобными, поэтому интерес к ним у большинства пользователей заканчивался в первую неделю. В долгосрочной перспективе рынку не нужны товары, которые решают надуманные проблемы. Чтобы продукт поднял хайп, в нём должна быть какая-то изюминка и фишка: товар не может чуть-чуть отличаться от уже существующего и вызывать волну ажиотажа. (Алексей)

Нина: начала продавать куклы L.O.L в Кемерово раньше ритейлеров

Осенью 2017 года знакомый Нины узнал, что её сестра Мария давно живёт в Америке, и попросил привезти его дочери куклу L.O.L. Тогда купить игрушку в Кемерове было сложно: она не продавалась ни в одном из ритейлеров, а в двух местных «бутиках» она стоила гораздо больше, чем на американских сайтах.

Тогда ни Нина, ни Мария не думали о личной выгоде: они продали привезённый из США набор по закупочной цене. Почти сразу к ним начали обращаться с такой же просьбой и другие родители — по рекомендации первого покупателя. Тогда и появилась идея собственного бизнеса по продаже кукол L.O.L. через Instagram.

Отдельная проблема — растаможка: она прибавляет около 30% к стоимости, дополнительную сумму приходится платить за саму процедуру. Именно поэтому сёстры ввозят маленькие партии до $1000 раз в месяц: их декларировать не нужно.

Свой бизнес Нина и Мария продвигают только через Instagram: развивают бизнес-аккаунт и сотрудничают с местными блогерами. По их словам, они единственные в городе продают через социальную сеть оригинальные игрушки, а не китайские подделки.

Наибольший спрос на игрушки приходится на Новый год, 8 марта и летние дни рождения (к этим периодам сёстры готовятся заранее), в остальное время на рынке — затишье. Спад ажиотажа в бизнесе связан и с появлением кукол L.O.L. в крупных городских ритейлерах: теперь они не в дефиците. Своим конкурентным преимуществом перед «Детским миром», «Лентой» и другими крупными игроками Нина и Мария сделали более низкую стоимость и бесплатную доставку по выходным.

Нестабильность бизнеса не пугает его владелиц: для каждой из них продажа кукол — дополнительный источник заработка. Нина работает инженером-строителем на удалёнке, а Мария — кондитером в Америке.

Что касается прогнозирования ажиотажа на кукол L.O.L., то компания-производитель MGA Entertainment заранее анонсирует выход новых моделей, серий и волн. На её официальном сайте можно сделать предзаказ, но только на территории США. Соответственно, мы понимаем, что когда на рынке появится новинка, то волна спроса снова поднимется и нас обязательно будут спрашивать. Если говорить не только о куклах L.O.L., но и о других детских игрушках, то мы тестируем спрос на них через Instagram. Например, сестра может увидеть какую-то необычную, ещё не раскрученную игрушку в Америке, мы публикуем её в нашем аккаунте и смотрим на взаимодействия подписчиков с публикацией, устраиваем опрос. С этой точки зрения Instagram — идеальная площадка для отслеживания спроса на продукт. Конечно, у меня бывает ощущение, что спрос на кукол уже закончился. Чаще всего оно возникает в моменты полного затишья: бывает так, что по две-четыре недели нет ни одного звонка, ни сообщения, а потом приезжает один человек, выкупает все оставшиеся игрушки, и мы сидим полмесяца без товара — до следующей партии. Сама корпорация постоянно выпускает что-то новое, придумывает необычные фишки, подогревая тем самым интерес к своим продуктам. Пока MGA выпускает новые модели, спрос на них однозначно будет — быть может, вялотекущий, но всё равно будет. А уже когда корпорация перестанет поддерживать это направление, то тогда, наверное, придётся диверсифицироваться. (Нина)




Создано с помощью Tgraph.io