ПОСЛЕДНИЙ БОЙ АНДРЕ УОРДА

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ АНДРЕ УОРДА

Алексей Поликовский

Когда все кончилось, Андре Уорд выбросил вверх правую руку в красной перчатке с буквами SOG и пошел по рингу, смеясь. На ринг уже лезли через канаты официальные лица и фотографы, а он шел в начинающемся хаосе и смеялся во все горло. Конечно, в его смехе было торжество, но было и облегчение.

Кончились три года стресса, давления, напряжения. Кончилась тяжелая, мучительная работа. Кончились видео, когда он в замедленном повторе смотрел, как Ковалев прессингует соперников и нокаутирует их ударом правой. Кончилось присутствие Ковалева в его жизни, присутствие человека, который оскорблял и троллил его и против которого он провел за два года двадцать раундов.

Андре Уорд, чемпион мира во втором среднем весе, в 2014-2015 годах девятнадцать месяцев не выходил на ринг из-за травм и проблем с промоутером, но вернулся, чтобы подняться в полутяжелый вес и встретиться там с Ковалевым.

Ковалев по прозвищу Крашер, то есть Крушитель, царил в полутяжелом весе с брутальной жестокостью. Он не просто побеждал всех подряд и даже не просто побеждал нокаутом, он уничтожал людей, надвигаясь на них и заставляя их отступать, спасаться, бояться. Но невозможно было спастись от Крашера, который в полном сознании своей власти над человеком сам решал, когда приходит миг уничтожения. Соперники, которых он загонял к канатам, стояли перед ним обреченно, как готовые на заклание жертвы. 

Что заставило Андре Уорда по прозвищу SOG вернуться в бокс и выйти против Ковалева? Деньги? Он мог бы зарабатывать их, пусть и меньше, в других боях. Но он видел в Ковалеве, в самом существовании этого человека и в его присутствии на ринге, ментальный вызов себе. Они были настолько разные в своей человеческой сути и в своем боксерском проявлении, что их невольно притягивало друг к другу. Каждый нуждался в другом, чтобы доказать себе самого себя. Вдвоем в боксе они существовать не могли ― один должен был аннигилировать другого. 

SOG означает Son of God. Некоторые думают, что это значит «Сын Бога», и говорят, что сыном Бога был Иисус, а Уорд кощунствует. Но это не так. SOG значит «Сын Божий», то есть человек. Прежде чем взять себе такое прозвище, христианин Уорд, регулярно ходящий в церковь в своем родном Окленде, спросил священника Нельсона Кемпбелла, можно ли. Священник позволил. Но может ли христианин быть боксером? Может ли тот, кто выходит на ринг бить людей, считать себя принадлежащим Богу, который запретил зло и насилие? Этот вопрос Уорд тоже задал священнику, и тот ответил, что боксером быть можно, нельзя допускать зло в себя, нельзя внутри себя желать зла человеку. 

В ноябре 2016 года состоялся первый бой Уорда с Ковалевым. Уорд упал во втором раунде. Все думали, что это конец, но он встал. Он выиграл поздние раунды и победил, но ничего не доказал Ковалеву, который утверждал на каждом углу и в каждом интервью, что его обокрали, против него заговор, он требует реванша, в котором уничтожит Уорда. Уорд дал реванш. И началось.

Много слов произносится в мировом боксе, и часто они рассчитаны на публику. Разные сцены разыгрывают боксеры перед боем, и иногда в их речах и жестах есть что-то театральное. Но в этот раз театра не было. В этот раз на лице бесконечно уверенного в себе Крашера Ковалева было подлинное высокомерие. Говоря об Уорде, он брезгливо не называл его имени. И настоящие, нетеатральные недобрые чувства темным облаком сгущались вокруг Уорда, когда говорил Ковалев. 

«Даже имя не хочу его называть».

«Будь готов. Я закончу твою карьеру».

«Охота просто набить ему реально морду».

«Мне не о чем с ним разговаривать. Я с ним …. не сяду».

«Как-то раз в Челябинске одна девушка ударила меня сильнее, чем бил Уорд».

«А еще я хочу наказать Андре Уорда. Потому что он не заслуживает этих денег, этих поясов, этого статуса, не заслуживает быть чемпионом. В моих глазах он не чемпион».

«Я троллю его, потому что не уважаю этого парня. Для меня он пустое место».

«Андре, ты должен называть себя сын Ковалева Уорд. А вот и фото, где ты молишься своему Богу».

Этими словами Ковалев подписал в инстаграме фото Уорда, лежащего у его ног после нокдауна в первом бою. 

«Какая-то лютая ненависть ко всему миру у Сереги, слушать неприятно, но тем не менее буду желать ему победы, может подобреет», ― прокомментировал черную ауру Ковалева один его болельщик. 

Уорд слушал все это, сидя за столом на пресс-конференциях с невозмутимым лицом. Он очень мало сказал в ответ. В конце концов, когда Ковалев повернулся к нему и, показывая на него пальцем, пообещал убрать его с ринга, Уорд притянул к себе микрофон и сказал вышедшему за пределы приличий Крашеру: «Не надо тыкать в меня пальцем». Так Уорда учил в детстве его отец, ирландец Фрэнк Уорд, который был наркоманом и дрался с другими людьми, если они позволяли себе расистские шутки по отношению к его сыну. А они позволяли.

«Этот человек продает страх. Но мы не покупаем».

«Мы никогда ничего не говорим. Мы просто приходим и делаем».

Вот и все ответы Уорда. 

Когда кто-то из команды Ковалева сказал, что если Уорд будет клинчевать, то Ковалев сломает ему ребра, Уорд ничего не ответил.

Уорд знал ― очень хорошо знал ― какая опасность его ждет. Он знал, что в карьере Ковалева был бой против Романа Симакова, в котором Ковалев убил соперника. Нокаутировал, и тот умер в больнице. Все это переставало быть игрой, переставало быть спортом джентльменов и fair play, все это превращалось на наших глазах в тяжелую историю, где двое сильных, знающих себе цену мужчин не могут разойтись на узкой дороге.

Как ни странно, чем дальше разворачивалась эта жестокая история и чем сильнее нагнетались страсти перед вторым и решающим боем, тем яснее и отчетливее становилась связь между интеллигентным, немногословным, избегающим рекламы, уважительно говорящем о соперниках Уорде и брутальным Ковалевым, в котором так сильно чувствуются девяностые годы с их уголовным беспределом и Челябинск в районе Тракторного завода, где Ковалев начинал заниматься боксом. Уорд помнил отца, как Фрэнк поднял своего девятилетнего сына к окну в боксерский зал, чтобы сын заглянул туда, в тот мир, где пахнет потом и тальком и где двое на ринге, подняв перчатки к глазам, кружат вокруг друг друга. Ковалев помнил, как мальчишкой продавал газеты, потому что семья бедствовала, и однажды его окружила местная шпана, показала нож и отняла всю выручку. И у каждого из них, у каждого из двух этих тренированных, выносливых, состоящих из бицепсов и воли мужчин, была своя детская, непреодоленная боль.

Ковалев помнил, как умер отчим. Он был мальчишкой и бросил бокс. Не мог больше ходить в зал. Два месяца тренер приходил к нему и звал назад. Присылал ребят, чтобы они тоже звали его в зал. Ковалев знал, что такое безнадега, когда нет ни работы, ни перспектив, и ты должен уезжать в Америку и драться там бесплатно, потому что тебя содержит менеджер. И он, как Кинг Конг бокса, вдруг вышел из жизненных джунглей безнадежности и отчаяния, из джунглей, похоронивший тысячи боксеров до него, и пошел крушить всех направо и налево своим страшным ударом. 

Его вера в себя была безгранична, и это можно понять, потому что он прошел через такие вещи, через которые никто бы не прошел. С самого низа, от ночного ларька в заснеженном Челябинске, где однажды ему пришлось драться против банды в десять человек, он поднялся до ослепительного света на вершине профессионального бокса, где господа и дамы, и бабочки у мужчин, и брильянты у женщин, и огромные гонорары, и слава. 

И поэтому тот, кто посягает на законно принадлежащее ему место, на его место, должен быть не просто наказан, а смешан с грязью и уничтожен. 

Уорд помнил день, когда умер отец. Отец воспитывал его, потому что мать была кокаинисткой и он ее редко видел. Он сидел дома и ждал ее у окна, но она не приходила. В тот день отец должен был сопровождать его во время пробежки, но этого не случилось. Отец лежал на столе в больнице, большой, тяжелый, крупный мужчина ― ирландец Фрэнк Уорд ― и его сын наклонился к нему и прошептал: «Я закончу то, что мы с тобой начали». 

И чтобы закончить это, он должен был выйти против Ковалева и победить его.

В бою Уорд - Ковалев, состоявшемся на заполненной до отказа арене Mandalay Bay в Лас-Вегасе 17 июня 2017 года, было столько явного и столько скрытого, столько смысла и подтекста, столько отличной работы кулаков и суровой работы душ, сколько не было в этом году ни в одном футбольном, баскетбольном, хоккейном или любом другом матче. 

Я не буду описывать бой. Думаю, вы его смотрели. А если нет, то можете увидеть в интернете. Я только вижу перед глазами напряженную до хрупкости секунду второй минуты восьмого раунда, когда Андре SOG Уорд бьет правой в голову уставшего, измученного, потерявшего скорость и агрессию, неспособного защитить себя Ковалева. 

 

Алексей Поликовский

 

 

Андре Уорд

олимпийский чемпион

чемпион мира среди профессионалов во втором среднем весе

чемпион мира среди профессионалов в полутяжелом весе

лучший боксер мира независимо от весовой категории по рейтингам The Ring и boxrec

32 боя, 32 победы, 0 поражений


Создано с помощью Tgraph.io