Когда блицкриг провалился. Лукашенко пытается послать Западу миролюбивый сигнал

Когда блицкриг провалился. Лукашенко пытается послать Западу миролюбивый сигнал

Позірк. Навіны пра Беларусь

Александр КЛАСКОВСКИЙ, политический аналитик

Месседж о чрезвычайном миролюбии белорусского руководства вынесли наверх официальные СМИ, сообщая об интервью Александра Лукашенко информационному агентству Associated Press.

Упорное сопротивление украинцев российским войскам, жесткие санкции Запада заставили вождя белорусского политического режима сменить тональность, заговорить совсем иным языком, чем до начала агрессии и в первые ее дни.

Перед вторжением Лукашенко предрекал, что война продлится не более трех-четырех дней (имея в виду, что украинцы быстро сдадутся). 24 февраля, в день нападения, он сказал, что при необходимости белорусские войска тоже примут участие в конфликте (понятно, на стороне России).

В беседе же с журналистом Associated Press 5 мая было подчеркнуто: «Мы категорически не приемлем никакой войны. Мы делали и делаем сейчас все для того, чтобы этой войны не было».

Пока трудно судить обо всем содержании интервью. Но показательно то, какие акценты спешит расставить белорусская пропаганда.

«Я не думал, что эта операция затянется»

Также показательно признание Лукашенко: «Если честно, я не думал, что эта операция затянется таким образом».

Как видим, прозвучала кремлевская терминология, нападение названо «операцией». Но здесь важно другое. Нечасто вождь режима, который любит выглядеть всегда правым на 120%, признаёт, пусть и косвенно, что его расчеты провалились.

Независимые эксперты сразу предполагали, что Лукашенко надеялся на блицкриг и возможность если и не поучаствовать в параде на Крещатике, то получить полновесную награду от Кремля за союзническую верность в решающую минуту (которая, вопреки ожиданиям, вылилась в затяжную кровавую войну с огромными потерями России).

Помощь же «старшему брату», как любит выражаться Лукашенко, была налицо: с белорусской территории россияне наносили по Украине ракетные, бомбовые удары, именно отсюда попытались быстро взять Киев, сюда вывозили покромсанных в боях солдат и т.д.

Но об этом белорусское начальство предпочитает сегодня вслух не вспоминать. Москва сильно получила по зубам, нарвалась на невиданные санкции, а вместе с ней заработал большие неприятности и Минск. Так что теперь надо как-то попытаться выйти сухим из воды.

Понятно, что показать себя перед Западом этаким белым и пушистым зайчиком Лукашенко при всем желании не может. Он уже хоть и не ругает украинского президента последними словами, как прежде, но по-прежнему твердит, что «сегодня не Зеленский управляет Украиной (пусть он на меня не обижается, это моя точка зрения). Вы [американцы] там управляете».

Также Лукашенко заявил, что прекращение войны зависит прежде всего от американского президента. Можно подумать, что это Джо Байден двинул свои войска на захват украинских земель.

Еще прозвучало: «Соединенные Штаты Америки хотят воспользоваться моментом — пристегнув к себе союзников, утопить Россию в войне на Украине». Но остался в тени сакраментальный вопрос: а кто начал войну? Не сама ли Россия себя топит?

Грозить ядерной дубинкой теперь не с руки

В общем, без камешков в огород Вашингтона и Киева не обошлось. Но при этом Лукашенко аккуратно отмежевался от кремлевских угроз Западу ядерным оружием. Хотя какое-то время назад сам был не прочь его разместить, козырял тем, что сохранил для него советскую инфраструктуру («все сараи стоят на месте»).

Сейчас же он советует: «Может Россия или не может [применить ядерное оружие] — это вам надо задать руководству России этот вопрос». Позиция же Минска была очерчена так: «Применение ядерного оружия недопустимо».

И вообще, мол, «мы никому не угрожаем и угрожать не собираемся. И не будем это делать. Более того, да и угрожать мы не можем: мы знаем, кто нам противостоит. Поэтому развязывать какой-то конфликт, какую-то войнушку на Западе абсолютно не в интересах белорусского государства».

Согласитесь, сильнейший контраст с прежними, довоенными заявлениями. Тогда в грозной антизападной риторике вождь белорусского режима часто выглядел похлеще Кремля.

Самое время выпутываться

Итак, мы видим, что героизм Украины и решимость Запада (хоть тот и раскочегаривался медленно) ей помочь, а также наказать виновных в агрессии, заставили Лукашенко с его мощным инстинктом политического самосохранения снова попытаться лавировать.

Социология четко показывает антивоенный настрой большинства белорусов (в том числе и части сторонников режима). Очевидно, что санкции все больнее бьют по экономике. Премьер Роман Головченко, который прежде делал бодро заявлял, что они-де только на пользу, сегодня признал, что «санкционный пресс» серьезен. А на подходе ведь новые западные «подарочки».

Так что самое время выпутываться. Уже, как видим, идет осторожное риторическое дистанцирование от Москвы с подтекстом: это они там размахивают ядерной дубинкой, а мы, белорусы, мирные люди.

Лукашенко, к слову, без ложной скромности заявил: «Благодаря вашему покорному слуге, то есть мне, начались переговоры между Украиной и Россией».

Привязка к Москве чересчур сильна, ослабить гайки в стране боязно

Ну, положим, сесть за стол переговоров воюющие стороны были вынуждены прежде всего из-за кровавых реалий, а не благодаря минскому «голубю мира». Да и в любом случае переговорная площадка уплыла в Турцию. Так что за всю эту миролюбивую риторику белорусского начальства Запад не даст и ломаного цента.

Предложить же нечто более весомое Лукашенко вряд ли в состоянии. Он не рискнет потребовать от Владимира Путина вывести войска если не из Украины, то хотя бы из Беларуси. Лукашенко явно опасается выпустить политзаключенных. Напротив, подстегивает силовиков, чтобы действовали против «экстремистов» (под которыми подразумеваются оппоненты режима) еще жестче. Принимаются все более драконовские законы: Светлана Тихановская и другие политические противники системы, обвиняемые в терроризме, по сути, подводятся под расстрельную статью Уголовного кодекса.

В общем, не похоже, что режим на пороге новой оттепели. Повторить прежние игры с Западом практически нереально: после событий 2020 года, а тем более после начала войны привязка к Москве стала почти фатальной.

Впрочем, еще раз подчеркнем: мы пока не видели самого интервью. Может, в нем какие-то сенсации? Хотя вряд ли. В нашумевшем письме главы белорусской дипломатии Владимира Макея в ЕС тоже была одна голая риторика.

Пока в сухом остатке вывод, что белорусское начальство, попавшее как кур в ощип, пробует выпутаться, но чем-то заинтересовать Запад не в состоянии.


Создано с помощью Tgraph.io