КОТ ДУРОВА или ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК ПАВЕЛ ДУРОВ ТРЕБУЕТ ОТ МЕНЯ 100 000 000 В СУДЕ (продолжение)

КОТ ДУРОВА или ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК ПАВЕЛ ДУРОВ ТРЕБУЕТ ОТ МЕНЯ 100 000 000 В СУДЕ (продолжение)

Telegram News

Начало здесь

3. Telegram и конфликт с UCP

Было несколько попыток международной экспансии, начиная с lite-версии ещё в 2008-м году (которая располагалась по адресу in2017.com, что символично): перевод на множество языков, переход на домен vk.com, создание платформы для быстрого создания упрощённых социальных сетей на базе API ВКонтакте (примером служил сайт durov.ru).

Ничего не могу сказать насчёт официальной версии об идее создания безопасного канала для связи Павла с братом после визита ОМОНа в его квартиру в «Пятом элементе», но по крайней мере было понимание, что продвижению ВК на Запад мешают российские корни и российские же инвесторы.

Как бы то ни было, в первой половине 2012-го года началась разработка проекта Telegra.ph, первоначально на базе ресурсов ВКонтакте. Потом, 7 августа 2012 года, было создано ООО «Телеграф». Первое название было именно таким, но после появления в прессе слухов о новом проекте пришлось всё отрицать, в итоге мессенджер был запущен под именем Telegram, а на домене telegra.ph в конце концов разместилась блог-платформа. ООО, впрочем, переименовывать не стали.

Запуск нового проекта неоднократно откладывался, за это время менялись внешние условия (выходили новые версии iOS и Android, конкуренты тоже не стояли на месте), и всё приходилось переделывать чуть ли не с нуля.

В апреле 2013-го года 48% акций ВКонтакте купил фонд UCP, который начал организовывать аудиторские проверки и интересоваться проектом Телеграфа. В итоге пришлось форсировать запуск под новым именем Telegram (14 августа 2013 года вышла первая релизная версия для iPhone, именно эту дату принято считать официальным днём рождения мессенджера), переоформить сервера на другую компанию, разделить сотрудников и офис. В «Телеграф» ушли все разработчики движков ВК, включая Николая Дурова. Также на «Телеграф» был переоформлен первый офис ВКонтакте в Доме Зингера, на шестом этаже — насколько я помню, чтобы сотрудникам, и в первую очередь Николаю не пришлось переезжать. Так что переселяться пришлось всем остальным, и 31 августа 2013 года я переехал в open-space на 7-м этаже. Доступ в офис на 6-м этаже, впрочем, у сотрудников ВК сохранялся больше года, многие из них, особенно новые, даже не подозревали, что это не их офис. (Скажем, в статье «The Village» от 1 июля 2014 года о новом дизайне офиса ВКонтакте часть снимков сделана в офисе «Телеграфа»).

Моё новое рабочее место в открытом пространстве на 7-м этаже Дома Зингера

Пару месяцев спустя стало ясно, что разделение окончательное, и Николай во ВКонтакте не вернётся  —  после этого техническим директором ВКонтакте стал я.

Моя трудовая книжка

Ситуация с управлением была патовая, так как и у UCP, и у Павла с учётом мандата от Усманова было по два голоса в совете директоров. Встало строительство нового датацентра, даже закупки новых серверов для поддержания стабильной работы сайта давались с трудом и чуть ли не под личную ответственность Павла. Однако плотность событий нарастала, впереди были продажа 12% акций Павлом Ивану Таврину, скандал с увольнением братьев Перекопских и приход на их место людей из Мегафона, начало конфликта с Украиной, и всё это за считаные месяцы.

Новогодняя поздравительная открытка от UCP

Павел, как мне кажется, по инерции продолжал заниматься вопросами ВКонтакте, прежде всего, политическими, однако перспектив уже не видел, так как с продажей акций лишился и доли, и контроля, поэтому интересовался в первую очередь Телеграмом.

21 марта 2014-го года Павел написал заявление об увольнении, а 1 апреля, последовав моему шутливому совету, объявил об этом у себя на стене.

Однако два дня спустя он узнал, что UCP удалось получить контроль над рядом компаний Телеграма, и вынужден был объявить увольнение шуткой, чтобы вернуться и защищать своё новое детище.

7 апреля Павел в компании сотрудников Телеграма отправился в поездку по ряду зарубежных стран, совместив путешествие с посещением датацентров, чтобы на месте объяснить их владельцам ситуацию, а заодно подыскать новые площадки.

За годы работы во ВКонтакте у меня накопилось несколько месяцев отпуска, так что я тоже решил отдохнуть и, завершив запланированные встречи, 13 апреля догнал Дурова и Ко в Нью-Йорке. 21 апреля, после обратного перелёта над Атлантикой мы вышли из самолёта и только тогда узнали из новостей, что Павла Дурова уволили из ВКонтакте. Сам Павел узнал об этом от одного из разработчиков: «Прикинь, говорят, тебя уволили, в новостях пишут!»

В одном из самых загруженных аэропортов мира
Что же ещё можно было открыть на экране в самолёте?

После этого я решил, что не могу в сложившихся обстоятельствах работать дальше, и написал заявление об увольнении по собственному желанию. Сложные были эмоции  —  с одной стороны, я поступил так, как считал правильным, с другой  —  остался без интереснейшей работы, которой посвятил 7 лет жизни. Но, по крайней мере, я никогда не жалел об этом решении. Зато появилось время собрать паззл из 4000 элементов (больше никогда, будь он неладен!), съездить в накопившиеся отпуска и сходить в поход в горы.

Тот самый паззл, телефон в углу для масштаба
Сложный процесс увольнения — на чьё же имя писать заявление? 25 апреля 2014 г, через четыре дня после увольнения Павла Дурова из ВКонтакте
Как говорят у нас в турклубе, где ещё так отдохнёшь летом? Я (Антон Розенберг) на леднике Киргизского хребта, внизу +38 градусов и арбузы

К счастью, в сентябре акционерный конфликт закончился с выкупом акций у UCP, и для всех наступили более спокойные времена, Телеграм оставили в покое, ВКонтакте смог спокойно двигаться дальше. Помню, тогда же была весёлая история: в Телеграме решили перевезти сервера из Лондона в другой, более надёжный и недорогой датацентр, в одну из европейских столиц. Всё-таки весь проект финансировался лично Павлом, а расходы при таком количестве серверов немалые. Увы, суммы, которые озвучили местные перевозчики, оказались космическими. В итоге было принято авантюрное решение перевезти сервера самостоятельно на двух арендованных грузовиках. Я вызвался съездить за компанию и помочь, ради такого приключения не жаль было и билеты купить. История вышла потрясающая, одно прохождение мимо таможни без документов на сотню серверов в кузовах чего стоит. В общем, теперь я точно знаю, что под Ла-Маншем можно провезти что угодно.

Въезжаем в Лондон на двух грузовиках
Погрузка серверов Telegram в фургоны во дворе лондонского датацентра
Нас подвёл поставщик упаковочных материалов. Всё-таки пока высокие технологии не могут прожить без картонных коробок и пенопласта. А в выходные в Англии никто работать не хочет. Пришлось оставить сервера в кузове и съездить искупаться. А заодно получился кадр, отлично дополняющий эту безумную историю
Погрузка фургонов на поезд, идущий под Ла-Маншем
Шкаф с серверами Telegram. Я (Антон Розенберг) не смог удержаться и поэкспериментировал с кодовым замком

На какое-то время я остался без работы. Но с командой Телеграма я и моя жена продолжали дружить и общаться, несколько раз присоединялись к «семейным» выездам (разработчики и их семьи): в Англию, на дачу в Финляндии.

Как-то раз на озере Куолимо в Финляндии мы с Николаем Дуровым отплыли на приличное расстояние от берега, и тут весло разломилось пополам. Ну, по крайней мере, было весело
Как получить хороший username в Telegram

В то время мы часто встречались с Колей, ходили вместе в кино, периодически собирались у нас дома играть в настольные игры. В 2015-м он снял квартиру на Малой Конюшенной, рядом с офисом в Доме Зингера, и начал жить один, без мамы. Помню, как мы возили его в Ленту и помогали выбирать вещи, которые могут понадобиться в быту.

Играем в корову у Николая Дурова дома. Это, пожалуй, одна из самых сложных комбинаций, что мне приходила

Весной 2016 года Павлу понадобились люди на новое направление  —  борьбу со спамом, и он пригласил меня на работу. Так я стал директором особых направлений. Ведь «директор по антиспаму» звучит примерно так же глупо, как «директор по спаму», согласитесь!

Так я вернулся к родной атмосфере стартапа, интересной работе, дружному коллективу друзей, знакомому офису и всему тому, что мне нравилось. Да ещё и без акционерных конфликтов и вытекающей из них бюрократии. Без преувеличения могу сказать, что это была работа мечты.

Мы продолжали ездить вместе с Колей (а иногда и с его братом) в путешествия: Рига, Париж, дача в Финляндии, куда Коля часто ездил с нами на машине. Помню, как-то раз мы минут 20 проторчали у окошка на пограничном пункте в Нуйамаа, когда он первый раз въезжал по паспорту Сент-Китс и Невис — вполне возможно, что там такой видели впервые.

По вечерам после работы мы с Колей часто ходили в кино и играли в настольные игры (я выигрывал чаще).

Типичная проблема: на что пойти, кто покупает билеты, и где встречаемся
Планирование поездки на дачу в Финляндии
Зовём Николая Дурова в Ригу, обратно ехали все вместе на машине
По дороге из Риги в Петербург заехали в Турайду, посмотреть средневековый замок. На фото Николай Дуров

Собирали робота на колёсиках из набора для Ардуино, который я подарил ему на день рождения. Выходные он обычно проводил у мамы.

Инновационное ардуиномобилестроение
Последнее сообщение в переписке с Николаем Дуровым, 30 декабря 2016 г.

4. Предательство и конец дружбы

Всё изменилось в один день, 7 января 2017 года, когда я узнал, что этот человек, с которым я дружил с детства, о котором заботился ещё со школы, олимпиад и военных сборов, этот тихий ботаник, похожий на героя сериала «Теория большого взрыва», которого я всю жизнь уважал за ум и эрудицию, принципиальность и честность  —  втайне меня ненавидит, потому что влюблён в мою девушку и будущую жену и проявляет к ней знаки внимания у меня за спиной. Поначалу она принимала это за дружеские жесты, потом не решалась рассказать, так как знала, что мы дружим с детства, да ещё и работаем вместе. К тому же, она сама незадолго до этого устроилась на работу в ту же компанию.

Эти предательство, подлость и лицемерие были для меня невыразимой дичью, и я, естественно, тут же сказал Николаю всё, что по этому поводу думаю. Тогда же Николай отключил мне доступ на работе. Говорить с ним мне было больше не о чем.

После этого братья Дуровы взяли паузу на два месяца, Николай где-то путешествовал, Павел был в России наездами. Я продолжал работать в ООО «Телеграф», но без доступа мог только консультировать коллег, собирать информацию о багах и изучать персидский, чем добросовестно и занимался.

من در تلگرام کار کردم و کارم را دوست داشتم. من ایران را دوست دارم و می خواهم آنجا بروم

17 марта, когда Павел вновь прилетел в Петербург, мы с ним встретились и долго разговаривали. По-человечески он, естественно, был на моей стороне, его тоже предавали близкие друзья. При этом я прекрасно видел, что Павел пришёл на встречу с решением меня уволить. В целом это было понятно, да и Павел сам озвучил, что Николай  —  один из нескольких ключевых сотрудников, потерять которых компания не может, и на мой конфликт с этим ключевым сотрудником он вынужден смотреть не как друг, а как руководитель и инвестор. (Не говоря о том, что они братья.) Тем не менее, понимая, что виноват во всём этом конфликте вовсе не я, Павел не смог найти в себе силы и озвучить это решение. Мы разошлись на том, что надо искать альтернативные варианты, чтобы я не пересекался с Николаем в офисе и по рабочим вопросам (последнего, впрочем, и так почти не было).

Увы, Николаю был чужд деловой подход младшего брата, он регулярно приставал к Павлу с требованиями меня уволить. Мои коллеги в то время рассказывали мне, что Николай распускал про меня лживые слухи. Многие задавали Павлу вопросы. В итоге, ещё месяц спустя, Павел собрался с силами и во время следующего разговора, 11 апреля, поставил мне ультиматум: если я не уволюсь по собственному желанию, перед формальным гендиректором компании будет поставлена задача о моём увольнении.

Изящное предложение уволиться от Павла Дурова

Я, разумеется, отказался. Мне жаль Николая, но почему я должен терять любимую работу из-за его поступков, из-за личного конфликта, в котором целиком и полностью виноват был он? Кроме того, один раз я уже остался без интересной работы  —  из-за своих принципов и преданности Павлу и Николаю. И совершенно не хотел терять работу, команду, с которой проработал много лет, ломать карьеру из-за Николая.

Наверное, тут надо рассказать о Николае Дурове чуть больше. Помимо дружбы, я всегда старался заботиться о нём. В учёбе и работе он всегда был для всех авторитетом, гением среди гениев, я искренне восхищался его умом и эрудицией, но в бытовом плане Коля оставался большим ребёнком, абсолютно оторванным от реальной жизни. На военные сборы его собирала мама. Она же организовывала его проживание во время учёбы в Германии, распоряжалась его деньгами, вкладывая их в квартиры и строительство дачи, занималась ремонтами и даже принимала участие во ВКонтакте, мониторя графики просмотров сайта. Она и сегодня контролирует едва ли не каждый его шаг. Где поесть, куда пойти, сколько шагов пройти от вокзала и в какое такси сесть. Друзья это видели и старались по мере сил его опекать и поддерживать, да и в целом привыкли и воспринимали, как само собой разумеющееся.

(Хотя иногда и они впадали в ступор. Говорят, как-то раз Николай ел кашу с жуками, не замечая их  —  а окружающие были настолько шокированы этим зрелищем, что так и не решились ему сказать, не зная, как поступить.)

Николай Дуров в Брайтоне

На Форуме СПбГУ у него был никнейм K.O.T., который позднее превратился в прозвище Кот, со временем вытеснившее имя. Больше того, Коля на самом деле считает себя котом, называет свою маму «Большой Кошкой», любит мяукать на улице и в ресторанах и призывает к этому других… Я не знаю, откуда это пошло, в детстве такого не было, что означает сокращение К.О.Т. я несколько раз спрашивал, но он всякий раз уклонялся от ответа. По одной из версий, сказалась смерть их кота Морфея (Морфеуса), по крайней мере, вопросы в потолок: «Где же наш Морфеюшка?..» — во время переговоров приводили незнакомых с ним людей в сильное замешательство. Однако в компании все давно привыкли к подобному милому чудачеству и не обращали на это внимания, шутки про котов, вроде этой, тоже повторяемые многократно, никого уже не удивляли.

Любимый анекдот Николая Дурова
Тут и добавить нечего

К сожалению, Николай Дуров оказался вовсе не милым и тихим гением-ботаником. Теперь мне кажется, что на него всё же повлияли деньги и известность, вкупе с отсутствием понимания обычных человеческих чувств. Оглядываясь назад, я переосмысливаю прошлое, вспоминаю и его безразличие к коллегам, и циничность к людям, и равнодушие к животным  —  даже коты его на самом деле вовсе не интересуют, это лишь тотем, символ. Как я недавно узнал, даже про увольнение ещё одного своего друга он потом говорил: «Мы ему просто не продлили контракт, ха-ха!»

Но я всё равно не могу во всё это поверить. Мне не понять, как человек, которого я с детства считал другом, уважал, с которым нас столько связывает, мог улыбаться мне в лицо и звать в гости, но при этом втайне ненавидеть.

И после всего произошедшего, зная, что Николай, будучи раскрытым, всячески пытается свалить свою вину на меня, распуская лживые слухи, я был категорически не согласен терять работу. Но даже тогда пытался уладить конфликт и решить всё мирным путём.

После отказа уволиться формальный гендиректор выдал мне пачку из 19 (!) требований объяснений по поводу якобы отсутствия на рабочем месте  —  в совокупности за весь последний месяц. Больше, видимо, нельзя по закону, иначе он бы напечатал их с моего первого дня работы в компании, не иначе.

Пачка из 19 требований объяснений
«Поработав «по графику» с унылым пузатым менеджерьем, Вы станете беспомощным отработанным материалом с рабско-потребительской ментальностью.» © Павел Дуров, 2013 г.

Увидев эти бумажки, с подписями и печатями, я еле сдержался, чтобы не засмеяться. Указанные в них акты я планирую истребовать в суде и направить на экспертизу подлинности и срока давности, поскольку во время наших встреч на работе в предыдущие дни формальный гендиректор о наличии у себя претензий ко мне даже не подозревал. Зато честно признавал, что начальник он исключительно формальный.

30 марта 2017 года мы играли в офисе «Телеграфа» в Колонизаторов. Если верить предоставленным в суде актам, генеральный директор Александр Степанов (мы с ним играли в команде: он начал, я продолжил) к этому моменту уже 10 дней подряд, каждый вечер, составлял и подписывал эти самые акты о моём отсутствии в офисе. Выводы каждый может сделать сам

По закону я должен был дать 19 письменных ответов через два дня. Бумажки, впрочем, были совершенно формальные, моя подробная объяснительная о том, что всё указанное время я честно и старательно продолжал работать (насколько это было возможно с учётом того, что Николай отобрал у меня доступ) никого не интересовала, и ещё до получения моих ответов Павел со товарищи начали удалять меня из тех рабочих диалогов, из которых ещё не успели.

«Ребята напрягаются»

Зато в процессе написания ответа вскрылась ещё одна чудесная вещь.

Когда я начал собирать факты для развёрнутого ответа и доказательства того, что работал, выяснилось, что у меня в мессенджере Telegram удалена история переписки с момента регистрации в 2013-м (задолго до официального релиза) и по 14 февраля текущего года, что было весьма символично  —  это как раз мой день рождения. Причём удалена она была только на сервере, так как сообщения, закешированные у меня в телефоне, никуда не делись. В общем, выглядело всё ровно так, будто кто-то сделал запрос delete_first_messages («удалить первые N сообщений пользователя»)  —  такая функция была ещё в движке text-engine, разработанном в ВК и позднее выложенном в open source, чтобы Telegram мог на законных основаниях продолжать использовать этот код. Только в штатном режиме она предназначалась для ограничения размера памяти, потребляемой в случае больших групп  —  по техническим причинам автоматически удалялись (скрывались) все сообщения, кроме последнего миллиона. У меня же их было всего 300 тысяч, так что подобный вариант отпадал. Вообще говоря, я ожидал чего-то такого, так что заранее сделал бэкап. Тем не менее, ситуация удручала, и я попробовал хоть что-то выяснить, опросив коллег  —  никто не смог ничем помочь. Написал в группу для баг-репортов  —  тишина. Что ж, я мог написать в Фейсбуке, что у меня удалили переписку в Telegram, но, понимая последствия, решил не эскалировать конфликт, а заодно немного повеселиться  —  и написал два официальных заявления генеральному директору. В одном привёл текст того самого потенциально готового к публикации поста и спросил, есть ли в нём что-то, что я не должен публиковать в соответствии с трудовым договором (ничего такого там, конечно, не было, но спросить-то можно), во втором попросил провести проверку, так как несанкционированный доступ к моей личной переписке очень похож на самое что ни на есть настоящее нарушение соответствующей статьи Уголовного кодекса.

Забегая вперёд, никаких ответов на них, устных или письменных, я так и не получил  —  но через час после того, как я вручил эти два заявления директору, Павел Дуров прокомментировал моё сообщение в публичной группе, назвав всё произошедшее небольшим техническим сбоем и пообещав, что история переписки вернётся после ночной переиндексации (уже после истечения срока, в который от меня требовали ответа). На следующее утро история переписки действительно вернулась. Зато благодаря этой комбинации я смог получить кое-какую полезную информацию, окончательно убедившую меня, что никакого бага не было, а за всей этой историей стоял Николай Дуров, по удивительному совпадению являющийся автором того самого text-engine. (Вот ссылка на github, авторы кода указаны в исходниках.)

Ответ Павла Дурова по поводу якобы бага при переиндексации. Формально можно сказать и так, я действительно являюсь частью пользователей

Это был мой последний день на работе, который я честно посвятил чтению интересной книги. А к вечеру, после долгих телефонных консультаций и последнего предложения уволиться по собственному желанию, меня ожидаемо уволили, по статье за прогулы. Над полученной бумажкой с приказом хотелось смеяться до слёз. Итак, следите за руками:

  • ожидание: «Команда Телеграма постоянно путешествует по миру, работая из разных мест, штаб-квартира находится в Берлине»
  • реальность: «Сотрудника увольняют за отсутствие на рабочем месте, в офисе в Санкт-Петербурге»
Офисы Телеграма (простите, ООО «Телеграф») и ВКонтакте в Доме Зингера, я даже отмечу что где, для наглядности
Приказ об увольнении «за прогулы»

Да, я прекрасно понимал, что Павлу Дурову, как инвестору, не нужен конфликт в коллективе, и что брат ему важнее меня. Тем не менее, совершенно не считаю справедливым увольнять меня, тем более по такой статье, за поступки Николая. Я предлагал справедливый, на мой взгляд, вариант с выплатой мне разумной компенсации (вычтенной из премии Николая), при котором я готов был уволиться и считать инцидент исчерпанным. Однако вместо обсуждения деталей увольнения по соглашению сторон, Павел предложил мне оформить это в виде заявления, которое он мог бы как рассмотреть, так и повесить на стену в рамочке, так что я не стал тратить на это время. В результате меня уволили, не выплатив даже долгов по зарплате, не говоря уже о премии за прошлый год. Для сравнения: когда я уволился по собственному желанию из ВКонтакте, новое руководство компании предложило выплатить мне премию, хотя могло этого не делать.

5. Суд о незаконном увольнении

Следующие мои шаги были совершенно ожидаемы. Меня совершенно не устраивали ни потеря работы и увольнение из-за личного конфликта с Николаем Дуровым, возникшим к тому же по его вине, ни распространение им обо мне лживых слухов среди друзей и коллег, ни подобная порча трудовой книжки и биографии.

Сначала мне пришлось сходить к нотариусу и заверить копии переписки, чтобы ни у кого больше не возникало соблазна удалить её снова. Процесс дорогостоящий и муторный, но один раз попробовать было даже интересно.

После этого я нашёл юристов и подал в суд иск о признании увольнения незаконным. На что надеялось руководство компании, я не знаю. Может быть, рассчитывали, что я не успею собрать в срок необходимые документы, и для этого в нарушение всех законов сначала отказывались принимать у меня заявление о выдаче копий документов, потом, когда я отправил его заказным письмом, сорвали все сроки с ответами, а в итоге и вовсе прислали неполный комплект. Тем не менее, иск подан, принят, и теперь дело рассматривается в районном суде Санкт-Петербурга. Как оказалось, даже с обязательным участием прокуратуры.

Тем не менее, даже тут я старался не афишировать и не раздувать конфликт, продолжая надеяться на торжество здравого смысла и мирное урегулирование. Ведь всё, чего я хотел  —  спокойно работать. К сожалению, Николай решил этим воспользоваться. Друзья из поддержки ВКонтакте рассказали, что среди сотрудников обеих компаний распространяются странные слухи о причинах моего увольнения. Якобы меня уволили за то, что я следил за Николаем и «сливал» куда-то и что-то (зачем, куда и что, никто не знал). Причём эту информацию распространяет сам Николай. Зная меня и мою репутацию главного ревнителя безопасности, они, разумеется, в эти слухи не поверили, однако сам факт мне не понравился, и я написал об этом Павлу, рассчитывая, что он поставит наконец брата на место. Видимо, Николай воспринял это неправильно и удвоил усилия, решив, что меня это задевает и начав мелко гадить по чатам.

Мелкие гадости от Николая Дурова

При этом параллельно он не оставлял попыток преследовать мою жену. Будучи занесённым в чёрные списки во всех социальных сетях, этот человек звонил с разных номеров, пытался напоминать о себе постоянными лайками под постами её мамы в Контакте и Инстаграме.

Потом я обнаружил, что меня удалили из друзей в ВК десять человек. Большинство из них были скорее знакомыми-коллегами, так что мотивы их поступка я могу понять. Ведь это отличный способ показать свою преданность «вождю». Однако там оказались и люди, не имеющие отношения к Телеграму (зато обожающие Павла), друзья, с которыми я работал вместе в ВК. И вот такое молчаливое удаление после стольких лет дружбы меня удивило. Я попробовал узнать, что же случилось, но в ответ услышал, что люди просто не хотят ничего обсуждать и знать.

Ответ коллеги из ВК по поводу удаления из друзей

6. Встречный иск на 100 миллионов рублей

8 августа состоялось предварительное заседание по моему иску. Мне кажется, ребятам было очень обидно, что, уволив меня, они потеряли возможность как-то ещё уколоть: выговор не объявить, премии не лишить, а ответить-то хочется. И тогда они придумали: «А давайте тоже подадим на него за что-нибудь в суд!» И не нашлось никого разумного, чтобы их отговорить. Так что ООО «Телеграф» в лице генерального директора Александра Дмитриевича Степанова подало на меня в суд, потребовав ни много, ни мало 100 000 000 рублей (да, ровно сто миллионов рублей).

Иск подали 7 августа 2017 года, ровно в 5-ю годовщину создания ООО «Телеграф», что кажется мне символичным. Не менее красноречив и тот факт, что нанятая «Телеграфом» для этого дела юрист вручила мне копию иска как бы между делом в начале судебного заседания, хотя до этого мы час сидели рядом в коридоре.

Само исковое заявление настолько прекрасно, что я не могу отказать себе в удовольствии выложить его полностью (ссылка на pdf).

Иск от ООО «Телеграф» на сто миллионов рублей

Небольшое отступление. Чтобы расставить все точки над «i», таких денег у меня нет и никогда не было, за все годы работы на Павла Дурова я и близко не заработал такой суммы.

Зато после получения искового заявления мне в голову лезли потенциальные заголовки новостей вроде «Павел Дуров нашёл способ монетизировать свой мессенджер Telegram! Можно отсудить у каждого, кто укажет на Фейсбуке, будто бы там работал, 100 000 000 рублей!»

А ещё гуляя по центру Петербурга и видя дорогие машины, мы с друзьями теперь шутим про их владельцев: «Смотри, они все стараются выглядеть крутыми и деловыми! Но что нам их проблемы, ведь ни на кого из них не подавали в суд на сто миллионов!»

И, разумеется, мы постоянно думаем, что же это такое, сто миллионов рублей? Напишет Коммерсант заголовок «Задолженность по зарплате в Петербурге и Ленобласти превышает 334,5 млн рублей», а у меня в голове: «О, это всего в три раза больше, чем сумма иска ко мне.» Или вот годовой бюджет города Петергофа  —  тоже около 300 миллионов.

Можно считать в квартирах. Так, сто миллионов  —  это 1/5 часть стоимости квартиры Павла в ЖК «Пятый элемент», расположенном на берегу пруда в центре Приморского парка Победы на Крестовском острове в Санкт-Петербурге (500 млн рублей). В эту квартиру за ним приезжал ОМОН 9 декабря 2011-го года. Видимо, там же было принято решение делать Телеграф-Телеграм. В ней же был сделан аватар Павла, 12 июня 2011 года, в День России. Больше фотографий доступно вот здесь.

ЖК «Пятый элемент» на берегу пруда в центре Приморского парка Победы на Крестовском острове в Санкт-Петербурге
Те, кто ищет в моей жизни замки, стоянки спортивных автомобилей и флотилию боингов, будут жестоко разочарованы. У меня нет самолетов, автомобилей и домов. Мой мир  —  это передвижение пешком и на метро, а также сон в съемной комнате размером 18–20 м2. Тем, кто хотел бы поменяться со мной местами, придется также полностью отказаться от алкоголя, мяса и дорогой одежды. © Павел Дуров, из статьи «Деньги». 4 июня 2012 года
Интерьеры апартаментов Павла Дурова в ЖК «Пятый элемент», скриншот страницы в ВК. 23 августа 2012 года

Впрочем, потом Павел эту квартиру продал и написал очередной пост об аскетизме и отказе от собственности. Это не очень сложно, если оформить все квартиры, начиная с той, что служила офисом ВКонтакте на Невском, на маму.

Ещё 100 миллионов  —  это 3–4 паспорта Сент-Китс и Невис (я знаю пятерых обладателей).

Мне доводилось ездить с Павлом и на метро (2.2 миллиона жетонов), и на его белом Майбахе (сколько они стоят, я не знаю, Гугл выдаёт цену на S600 от 13 440 000, тогда на сто миллионов можно купить 7.5 штук).

Майбах, на котором Павел Дуров ездит в Санкт-Петербурге, фотография с сайта avto-nomer.ru

Продолжение здесь

1 част (выше)

2 часть (продолжение)

3 часть (окончание ниже)


Telegram News в Telegram + чат и во ВКонтакте

Создано с помощью Tgraph.io