Безо всяких военных баз. Российские войска могут зайти в Беларусь за один день

Безо всяких военных баз. Российские войска могут зайти в Беларусь за один день

Александр Класковский Naviny.by

Кремль методично работает на усиление своего контроля над Беларусью…

Александр Лукашенко постарался показать, что вернулся из Сочи с большим багажом. На совещании 1 июня в Минске он перечислил немало вопросов, по которым вроде как договорился с Владимиром Путиным. Но ряд договоренностей выглядит туманно, зыбко. И российская сторона их пока не подтвердила.

Фото president.gov.by

Кремль подтвердил лишь, что даст 500 млн долларов. Но это не дополнительные деньги, а последний транш того кредита, о котором условились еще в прошлом году. И эта сумма слишком мала, чтобы закрыть острую потребность Минска в деньгах (прежде всего для расчетов по внешнему долгу).

Также Москва заявила, что готова по возможности расширять авиасообщение между двумя странами. В частности, компания «Белавиа», попавшая под раздачу после скандальной посадки борта Ryanair в Минске, запустила рейсы в Уфу. Но Уфа не заменит Париж, и в целом российское направление, понятно, не компенсирует потери на западном.

 

Цена газа по ощущениям

А что же с энергоносителями? «По поставкам нефти для НПЗ Беларуси никаких проблем не будет. Так было сказано президентом России», — сообщил Лукашенко на совещании 1 июня.

Да, но нефть поставляет не сам Кремль, это делают российские компании. Между тем российские СМИ сообщают, что на июнь «Транснефть» получила от производителей заявки на поставки в Беларусь только на Мозырский нефтеперерабатывающий завод. А как же оказавшийся под американскими санкциями новополоцкий «Нафтан»?

Еще Лукашенко заявил: «По налоговому маневру мы нашли развязки. Даже не мы, а правительства, мы просто это согласовали и утвердили. Дальше будем вести диалог и договариваться». То есть развязки развязками, но договариваться еще только предстоит. Дьявол же часто кроется в деталях, и особенно это характерно для белорусско-российских отношений.

Для тех, кто в танке, поясню, что речь идет о компенсации за налоговый маневр в российской нефтяной отрасли, из-за чего нефть для белорусских НПЗ неуклонно дорожает и к 2024 году выйдет на мировые цены.

Ранее Москва ставила вопрос так: хотите компенсации — соглашайтесь на углубление интеграции. Сейчас дорожные карты интеграции переименовали в союзные программы, но суть та же. Вряд ли российская сторона резко изменила свой подход и вознамерилась отстегнуть эти деньги просто так. Поэтому остается вопрос, чего хотят взамен от Минска и готов ли он на это пойти.

Кроме того, по словам Лукашенко, Путин «пообещал, что они соберутся и подумают, как в этой ситуации помочь Беларуси с ценой на газ. Но мое ощущение такое, что мы можем покупать в России газ в будущем году не выше стоимости этого года».

Однако ощущения — не самый надежный индикатор. Вдобавок нынешнюю цену (128,5 доллара за тысячу кубометров) белорусское начальство ранее считало несправедливой и хотело газа едва ли не вдвое дешевле — на уровне тарифа для Смоленской области. Так что и здесь прорывом или благотворительностью со стороны Москвы не пахнет.

Понятно, Лукашенко важно показать, что он по-прежнему умеет договариваться с российским президентом. Но пока в сухом остатке — лишь те самые давно обещанные 500 млн долларов. Остальное, похоже, вилами по воде писано.

 

Какое оружие и на каких условиях может поставить Россия?

Лукашенко также известил, что Россия поставит в Беларусь современное вооружение. Правда, оговорился: на каких условиях это будет сделано, еще предстоит определиться.

Последний момент является, однако, ключевым. Ценник на современное оружие по многим позициям выглядит для белорусского бюджета неподъемным.

«Новым оружием Беларусь не завалят, все будет очень скромно», — считает белорусский военный эксперт Александр Алесин. В комментарии для Naviny.by он предположил: не исключено, что Россия даст пару дивизионов зенитных ракетных систем С-400. Причем «возможно, с очень большой отсрочкой оплаты», иначе Минск просто не наскребет денег.

«С-400 должны будут в перспективе противодействовать американским невидимкам F-35. У этих систем дальность обнаружения — 600 километров, а дальность огня — 400 километров, то есть самолеты противника можно накрыть над территорией Польши. Это в интересах самой России», — пояснил эксперт.

Также он допускает, что Россия посчитает нужным поставить оперативно-тактические комплексы «Искандер-Э», «чтобы противодействовать проектируемым базам и складам войск США на территории Польши».

 

Одни сутки — и Россия здесь

Лукашенко заострил внимание на том, что на переговорах в Сочи «никаких обсуждений в плане переброски вооруженных сил России на постоянной основе, создания каких-то баз — об этом даже речи не шло».

Но при этом прозвучало важное дополнение: «Будет какая-то настороженность, будем мы видеть активизацию в НАТО, вплоть до военного конфликта, в течение суток (базы у нас, аэродромы и прочее определены) российские подразделения и войска будут переброшены в Беларусь».

Это заявление вряд ли успокоило Киев, Варшаву и других соседей, опасающихся усиления российского военного присутствия в Беларуси.

По мнению Алесина, для Путина сегодня вопрос размещения военных баз в Беларуси не так уж важен. Ведь ссорой с Западом Лукашенко сейчас «так далеко отброшен на восток», что базы могут быть размещены здесь, «когда Россия сочтет это необходимым».

В принципе же в случае военной угрозы (а это понятие растяжимое) ее войска и так имеют возможность прибыть сюда стремительно. По словам эксперта, Россия уже отработала алгоритм переброски своих войск в Беларусь на прошлогодних учениях «Славянское братство».

«Сначала это будут воздушно-десантные войска, потом “Искандеры” и так далее. И если за несколько часов здесь будут российские ВДВ, а за сутки — всё остальное, то это мало чем отличается от баз», — полагает аналитик.

При этом, напомнил он, между странами есть соглашение «о складировании здесь военной техники и имущества на случай прибытия группировки российских войск».

«Уже не будут тянуть сюда тяжелую технику и боеприпасы, а возможно, просто здесь ее законсервируют, на хранение поставят. Это американская практика: в нужный момент просто прибудут на самолетах механики-водители, стрелки и командиры машин, которые запустят их и пойдут в бой», — предполагает собеседник Naviny.by.

Таким образом, формально вопрос о военных базах в Беларуси на сегодня для Кремля уже «не является ключевым», резюмировал Алесин.

 

В Москве вряд ли упустят возможность воспользоваться возросшей зависимостью Лукашенко

Да, Лукашенко, как убеждены многие обозреватели, не хочет появления военных баз РФ на своей территории. И если раньше было важно не обострить таким образом отношения с Западом, то теперь, когда они вконец испорчены, доминируют соображения личной политической безопасности. Кто знает, какой сценарий надумает реализовать российское руководство, имея здесь свои базы с экстерриториальным статусом (вспомним Крым) и испытывая нарастающие неудобства от поддержки ставшего токсичным партнера?

Лукашенко на совещании 1 июня подчеркнул, что в Сочи даже речи не было о сдаче суверенитета. Может, и так. Хотя в периоды прежних ссор, например в начале прошлого года, когда возникли нефтяные терки, вождь белорусского политического режима откровенно рассказывал об имперских замашках Москвы, ее давлении с целью принудить к инкорпорации.

Трудно поверить, что с тех пор ментальность российских элит сильно изменилась или что тамошние деятели настолько, мягко говоря, непрактичны, чтобы не воспользоваться возросшей зависимостью Лукашенко.

Многие факты и симптомы говорят о том, что Кремль методично работает на усиление своего контроля над Беларусью. И возможностей противостоять этому напору у белорусского руководства после августа 2020 года становится все меньше. Скандал же с посадкой ирландского борта и поимкой оппозиционера Романа Протасевича лишь сильнее прижимает Лукашенко к Москве.

Создано с помощью Tgraph.io