29 серия

29 серия

Дневник Следака

Предыдущая часть закончилась на том, что я сидел в своем кабинете в Главке осенним вечером 2007 года, когда почти все следаки разъехались по домам, когда дверь в кабинет неожиданно распахнулась, и я увидел незнакомого мне генерала, да еще и не из моего отдела (напомню, что в Главке есть несколько отделов, каждый из которых расследует исключительно свои дела – убийства, экономику, коррупцию и т.д.). Генерал, не спрашивая меня ни о чем, сказал «Сейчас идешь со мной в 626 кабинет, есть срочная работа, распечатай побольше бланков обыска/выемки, пару протоколов допроса свидетелей и пару протоколов осмотра места происшествия и осмотра предметов. С твоим шефом я все согласую». Ну, с генералами капитанам спорить не стоит, поэтому, я собрал «тревожный чемоданчик», нагрузил в него все требуемые генералом бланки и протоколы, оделся и спустился в нужный кабинет. Кроме генерала в кабинете уже было человек 5 следаков, мне незнакомых, то есть, с других этажей здания (как правило, первые полгода-год командировки ты общаешься только со следаками со своего этажа), из других отделов.


Генерал сообщил, что он расследует многоэпизодное дело по экономике, одним из действующих лиц которого потенциально является то ли сенатор, то ли замминистра (очень обтекаемо и непонятно сказал, видимо, чтобы не слили информацию) – то есть, в любом случае, лицо крайне непростое. Оперативное сопровождение оказывают фээсбэшники центрального аппарата, и сейчас все делятся на пары – следователь/фээсбэшник, разбирают запечатанные конверты (генерал раздал каждому следователю по большому коричневому конверту), садятся во дворе в машины к фээсбэшникам, едут к зданию ФСБ на Лубянке, и ровно в 23.00 вскрывают совместно конверты каждый в своей машине, внутри конверта находят постановление о производстве обыска, читают адрес и едут каждая машина в свой адрес. Отдельно генерал просил нас с сотовых телефонов не звонить никому кроме него (дав свой номер), только принимая звонки. Такие меры предосторожности нужны для того, чтобы никто – следователь или приставленный к нему опер – не слил информацию об обыске заранее «налево». Генерал проверил у каждого наличие бланков, прочитал инструкцию, на что при обыске обратить внимание, переписал наши данные, чтобы составить заранее постановление о следственной группе. Мы же парами спустились на лифте вниз и разошлись по машинам.


Мне достался фээсбэшник в «сотом» тонированном наглухо Крузаке без номеров, который вначале посадил меня в машину, потом вынул из багажника стопку номерных знаков, и пошел прикручивать какие-то из них к машине, мне не показывая. Приехали мы за 20 минут к зданию ФСБ, я посмотрел на часы…блин, еще 1,5 часа до вскрытия конверта. Напоминаю, октябрь 2007, никакого мобильного интернета, айфонов, или мобильных читалок в «гаджете». Мой невольный напарник, будучи похоже крайне опытным в таком ожидании, достал из бардачка толстенный журнал со сканвордами, и погрузился в приятное времяубивание. Со мной он разговаривать отказывался «не положено до вскрытия конверта». Ну и хрен с тобой, хорошо, что полная пачка сигарет с собой. Я прокурил кожаный салон Крузака насквозь, когда в 22.30 раздался звонок от генерала «Время обыска сдвигается, прямо сейчас вскройте конверт, прочитайте мне вслух свою фамилию, фамилию опера и адрес, который будет в постановлении». Я в присутствии фээсбэшника конверт вскрыл, прочитал адрес (что-то на Софийской набережной), после этого генерал сказал отзвониться ему, когда мы войдем в квартиру и повесил трубку. Мы с невольным напарником поехали «в адрес». По дороге фээсбэшник вызвонил кого-то, и через 5 минут мы подъехали к зданию, где нас ждали два молодых парня.

Наши понятые - сказал фээсбэшник.

- Не понял, а в адресе не судьба понятых достать, вроде вечер, все по домам сидят – я реально на тот момент еще не сталкивался с оперативной поддержкой «фейсов».

- Ну, позвони генералу, спроси его, что лучше.

Я набрал генералу, пояснив, что опер мне «подсовывает» своих понятых.

«Не подсовывает, а обеспечивает отсутствие дальнейшего геморроя» – пояснил мне в трубку генерал – «ты вообще понимаешь, к родственнику кого ты сейчас едешь? Да там через день любые понятые, кроме заранее подготовленных, сменят показания и под присягой в любом суде скажут, что все, что ты найдешь – ты сам подкинул, а опер при этом хозяину яйца выкручивал». Ладно, понял, не дурак, нам же проще.

- Они хоть не сотрудники?

- Обижаешь, на юрфаке учатся, на практику к нам хотят.


Через 10 минут – «мама дорогая, шоб я так жил» – нужный адрес представлял собой двухэтажные апартаменты в доме с видом на Кремль на набережной Москва-реки. Мы всей дружной командой прошли к будке охраны, фэйс, сверкнув своими корками, обеспечил проход в подъезд, и мы прибыли к нужной квартире на верхнем этаже. Хозяин квартиры оказался молодой пацан лет 20, который долго не хотел нас впускать, кому-то за дверью звонил по сотовому, но, видимо, вся его родня в этот момент времени тоже встретились с моими коллегами, так как на его звонки никто не отвечал. После угроз опера, что сейчас МЧС прибудут в течение 5 минут и срежут болгаркой петли, дверь открылась. Хата реально впечатляла - смесь хайтека и золота/лепнины, дорогущая техника, ковры, панорамные окна. Ну что же, приступаем. Первые часа 1,5 обыск длился стандартно. «Клиент» не хамил, и соответственно, не получал грубости в ответ (помнится, на родной «земле» через год-полтора работы я проводил обыск в доме замначальника ОБЭП по делу о получении взятки в особо крупном размере, сам фигурант давал показания в СИЗО, а дома присутствовала его жена – крайне хамовитая бабёнка с замашками командира полка, пытавшаяся меня бить полотенцем, плевавшая в меня, царапавшая оперов, кричавшая вслух угрозы-проклятия. Ну, как с этим бороться….пришлось «поднять» линолеум во всех комнатах, где он был, отодрать паркет и подвесные потолки. Хамство с каждой комнатой снижалось по экспоненте).


Но вот мы дошли до сейфа, который парень при нас легко открыл. «Мамадарагая». Я набрал генералу.

-Это Антон, при обыске сейф, внутри он полностью забит деньгами.

- Считайте. Номер каждой купюры в протокол. Хватит листов?

Я заглянул в свой чемодан – надеюсь.

Шел шестой час обыска. Хозяин квартиры, отчаянно зевающий, опер, понятые и я сидели возле сейфа и «считали бабло». Никогда еще в моих руках не оказывалось почти два миллиона евро, от цифр в их номерах уже реально рябило в глазах, руки устали, и закончилась первая ручка. Слава Богу, что купюры были по 500 евро.

- Народ, я опять в туалет.

Мы все впятером встали и пошли к ближайшему из трех санузлов апартаментов, хозяин квартиры зашел внутрь не закрывая дверь, мы с опером и понятыми, не заходя за ним, встали так, чтобы мы все видели друг друга. Да, не очень приятно, пардон, ссать при свидетелях, но мне крайне не хотелось, чтобы на меня потом «повесили» еще лям-другой, поэтому мы изначально договорились, что перекуриваем прямо у сейфа в квартире, а в туалет ходим именно в таком порядке, делая об этом отметку в протокол обыска.

Кроме денег в сейфе были побрякушки – золото, бриллианты, эксклюзивные швейцарские часы – в общем, мажор был прикинут «по самое не могу». Ничего особо криминального я не нашел, кроме такого количества денег и предметов роскоши – кроме денег забрал все ноутбуки, системные блоки и телефоны – генерал разберется.


Как раз когда мы заканчивали обыск (время было около 5 утра), генерал позвонил мне и попросил обеспечить, чтобы мажор оказался вместе с нами в подьезде за пределами квартирной двери примерно через 10 минут. Хм, странная просьба, ну да ладно. Подписав все документы, я попросил парня нас проводить и покурить с нами «на дорожку» в подьезде. Видимо, на радостях, что мы сейчас наконец-то «свалим», он согласился и вышел. На лестничной клетке его ожидал товарищ военный в шинели, с ним стояли два милиционера.

- Такой-то такойтович?

Мажор как на говно посмотрел на этого «нового кадра» - ну, да.

- Возьмите-распишитесь.

Мажор расписался на листке, и взял какую-то бумажку.

Я ваш военком, что же это вы от визита к нам уклоняетесь злостно – пропел «шинель» - через 3 дня ждем вас в военкомате.

Я собрал все мешки с опечатанным, и мы с опером и понятыми, оставив данных товарищей на лестничной площадке, выехали в Главк, «сдавать хабар». Позднее я узнал, что мажора привезли в военкомат, где ради него специально собрали медкомиссию, признали его годным и отправили в закрытую военную часть в места северные и отдаленные, где его влиятельный папа даже отыскать не смог. Пришлось папе, дабы сына вернуть, договариваться с генералом, и помогать в расследовании дела, но эти дела уже меня не касались, и узнал я об этом случайно и позднее.


Ну что, так прошел мой первый «авральный» вечер, а их будет еще очень и очень немало. Но у меня еще было и собственное уголовное дело, в группу по расследованию которого я и входил, а там ситуация была все веселее и веселее…

Создано с помощью Tgraph.io